одной строкой

Улица Грайвороновская, деревня Грайвороново — из настоящего в прошлое

Грайвороново
1-й Грайвороновский проезд

1-й Грайвороновский проезд

На юго-востоке г. Москвы к северу от станции метро «Текстильщики» находится небольшая улица – Грайвороновская; с панельными девяти- и двенадцатиэтажными домами, окруженная заводами, фабриками и складами – обычная промышленная зона.

Но у этой на первый взгляд не примечательной улицы, существует довольно обширная история. Попытаемся проникнуть в глубь веков и выяснить, какие же тайны она скрывает от нас.

Итак, напряжем наше воображение и представим, что мы находимся сейчас на Грайвороновской. Раннее утро. Мы стоим на автобусной остановке рядом с перекрестком. Окинем взглядом всю улицу — направо у нас начинается 2-ой Грайвороновский проезд, позади и чуть правее городская поликлиника № 103, длинный белый девятиэтажный дом и за ним Грайвороновская плавно переходит в Волжский бульвар; а впереди нам открывается вид на удаляющуюся дорогу, по правой стороне которой бежит бетонный забор, а по левой – небольшой скверик с фонтаном. Далее улица упирается в забор Московского жирового комбината, и немного поколебавшись, оставляет небольшой свой отросток в виде 1-ого Грайвороновского проезда, а сама сворачивает налево и через несколько построек сливается с первыми домами Люблинской улицы.

Предположим, что сейчас воскресное летнее свежее утро. Заводские трубы не выпускают белый дым, цеха пустуют, автомобили не выстраиваются на перекрестке в ожидании разрешающего сигнала светофора. Жители еще не проснулись, не выглянули из своих квартир, не пошли по привычному тротуару по привычной улице в магазин «Пятерочка», чтобы запастись продовольствием на ближайшую рабочую неделю. Вокруг спокойно и безмятежно. Солнце заглядывает в окна домов, легкий ветерок шелестит в ветвях деревьев.

Но вот из-за поворота выезжает автобус, обычный бело-зеленый Икарус-гармошка; быть может, под номером 29 или 193. Он медленно ползет по пустынной улице. Вдруг, раздается металлический скрежет. Автобус, не сбавляя ход, слегка наклоняется. Лобовое стекло начинает трескаться. Открываются двери. Крыша слегка выгибается. Неожиданно, отлетает переднее колесо. Автобус продолжает движение, переваливаясь, словно косолапый мишка. Крыша отрывается от основной части, будто ее сорвало сильным потоком ветра. Удивительно, но водитель – теперь мы можем его разглядеть — не обращает на происходящее с его транспортным средством никакого внимания. Тем временем, сиденья в салоне, начинают плавиться. Отлетает еще одно колесо. А двое других становятся больше, шины обретают вид древесины и начинают поскрипывать. Автобусные фары будто подмигивают, а потом оказывается, что это и не фары вовсе, а глаза – крупные черные глаза. Руль у водителя в руках перевоплощается в поводья. Шум мотора переходит в лошадиное ржание. И вот до того места, где мы находимся, бывший Икарус, а теперь деревянная повозка с кучером, запряженная черной лошадью, успевает мистическим образом перевоплотиться, и, промчавшись мимо нас, поднимает огромный столб пыли. Но куда подевался асфальт? Мы оглядывается по сторонам, и видим деревянные неказистые дома, колодец, а там, где дорога раньше упиралась в забор МЖК – теперь его и в помине нет – появился мостик через небольшую речушку.

Мы с вами оказались в 1543 году. Именно в этом году деревня Грайвороново, в честь которой в дальнейшем будет называться улица, первый раз упоминается в жалованной грамоте 1543 г. в составе вотчины Симонова монастыря с топографическим уточнением «на Перерве на Коломенке». В дальнейшем название менялось: в XVIII веке — Граморны, в XIX — начале XX веков — Граворново или Граворнова, в переписи 1926 года — Грайвороново.

улица Грайвороновская

улица Грайвороновская

Но начнем все по порядку. Итак, мы выяснили, что нынешняя улица Грайвороновская, произошла от названия деревни, расположенной на этой самой улице. Откуда же взялось такое название? Оно могло быть образовано от личного имени : в XVI веке известен дьяк Данило Граворонов или Грайворонов. Так же в украинском языке и южнорусских диалектах «грайворон» означает «грач». В Большом толковом словаре русского языка слово грай характеризуется, как «громкий беспорядочный птичий крик, карканье», а «граять» означает «каркать». Так же, существует предположение, что в этих местах водилось очень много воронья, от чего и произошло название деревни. Улица в свою очередь называлась Главной.

Перед нами открылся чудесный вид на деревню Грайвороново. Если прислушаться, то можно услышать отдаленный звук колокола Симонова монастыря. Грайвороновская (Главная) улица больше не упирается в забор Московского жирового комбината, а, освободившись от бетонных оков, следует прямо, на Москву. В противоположную сторону она является довольно крупной дорогой ведущей в Кузьминки.

Давайте теперь спустимся к реке. Только недавно здесь была асфальтированная дорога и речушка Нищенка , что протекала в трубах под землей. А теперь мы видим деревянный мостик, и ту самую маловодную речку. Название Нищенка происходит по первой версии от слова нищая со значением «убогая, скудная», то есть мелкая. Есть и другая версия объяснения названия реки. Речка Нищенка в начале своем пересекает шоссе Энтузиастов — бывший Владимирский тракт или Владимирку, по этой дороге группы ссыльных направлялись на царскую каторгу в Сибирь. Там, где тракт пересекался с речкой, ссыльные останавливались на свой первый привал после Москвы. Здесь проходило расставание с провожавшими родными, друзьями и товарищами. На берегах речки всегда собиралось много нищих, которым немало перепадало как от ссыльных, так и от провожающих. Нищие отдыхали на берегах говорливой речки, мылись, стирали свои лохмотья. С тех пор и стали говорить о том месте, где речка пересекалась с трактом: «Там, где много нищих». Со временем и сама речка получила имя — «Нищенка». Второе же название этой реки — Грайворонка, названная в честь расположенной на ней деревни. Чуть ниже деревни у Нищенки (Грайворонки, Граворонки) был небольшой приточек, который так же назывался Грайворонка. А, судя по плану Московского уезда 1794 г, верховье реки Нищенки называли «Коломенками».

Отсюда и уточнение в той грамоте 1543 года: «Гравороново на Перерве на Коломенках». Из той же самой грамоты следует, что в XVI в. Коломенкой именовалось также и среднее течение нынешней реки Нищенки (Грайворонки). Несколько южнее деревни Грайворонова эту речку пересекала Брашевская дорога на Коломну, ведущая через Николо-Угрешский монастырь и Боровский перевоз. Эти наблюдения позволяют идентифицировать деревню Грайвороново с «селом на Коломенках», в котором дислоцировались войска Едигея во время осады Москвы I408 г.

Мы проваливаемся еще дальше в прошлое. Получается, что деревня Грайвороново (в источниках она называется селом) первый раз упоминается в знаменитом сказании «О Едегии, князи Ордынскомъ, иже воевалъ Московскую землю» в 1408 году. Но здесь есть заковырка. Дело в том, что существовало два села с названием Коломенки или Коломенское. Одно село наше, в последствии ставшее деревней Грайвороново, второе – известное каждому москвичу знаменитая усадьба Коломенское, через которую проходила дорога из Москвы в Коломну. Но что же нам дает право с большей уверенностью предполагать, что Едыгей останавливался именно на юго-востоке, именно там, где в настоящее время находится непримечательная улица Грайвороновская? А вот что: Летописные источники, составленные после 1460-х годов, сообщают, что Едигей стоял «у Москвы в селе Коломенъском». Однако в Рогожском летописце 1412 года, т.е. сразу же после описываемых событий, о появлении татарских войск рассказывается иначе: «Дни же пятку соущу (т.е. в пятницу) тогда же к вечеру клонящуся начала полки поганых являтися, ставляхуся на поли града, не смеяху близ града стати, пристроя ради градного и стреляниа со града, но ста в селе на Коломенках».

В начале XV века москвичи, со слов которых записывалось это известие, еще без труда различали село Коломенское и «село на Коломенках». Но уже во второй половине XV столетия, когда составлялись другие летописные своды, топоним «село на Коломенках» стал употребляться всего лишь как дополнение к новому названию села Грайвороново. Не удивительно, что летописец заменил малоизвестное «село на Коломенках» на хорошо знакомое «село Коломенское».

Почему же Едигей расположил свои войска «у села на Коломенках», ведь оно отстояло от Москвы на 7 километров? Вряд ли дело было только в опасении татар попасть под обстрел, ведущийся с городских стен. Вокруг сожженного посада было много открытых пространств, недоступных стрелам и пушкам москвичей. Чтобы понять, почему татары встали в семи километрах от города, достаточно взглянуть на схему-реконструкцию древнего рельефа. В районе «села на Коломенках» Брашевская дорога огибала с севера расширение москворецкой поймы, известное в XIX веке как Сукино болото. В период средневековья это обширное пространство включало разнообразные угодья: луга, места для охоты и рыбной ловли. Эти угодья тянулись от того места, где теперь размещается АЗЛК, до района Николо-Перервинского монастыря. Скорее всего, на Перерве были стога сена, столь необходимые татарской коннице. Через 20 дней Едигей снял осаду города.

раскопкиНо на этом наше путешествие в прошлое не заканчивается. Мы двигаемся дальше в глубь веков. И оказываемся в 1336 году, когда знаменитые князь Иван Калита предвидя скорую смерть (умер он в 1341 г.) пишет свою духовную грамоту, где завещает супруге княгине Ульяне два села Коломенских, одно из которых можно по праву идентифицировать с Грайвороновым. Вот и получается, что наипервейшее упоминание о деревне Гравороново датируется 1336 годом.

Но и это еще не все… В конце 1980-х годов местные жители в ходе строительных работ собрали комплекс вещей, включавший древнерусскую керамику, фрагмент бронзового витого браслета. Но самой интересной оказалась находка небольшого грузила (или пряслица) размером 5 сантиметров, изготовленного из стенки сосуда так называемого «курганного» типа. На одной стороне этого грузила четким древнерусским уставом выведено «ИСТОМА». На другой — располагалась круговая надпись «+ ЧОУРЪ МЕНЕ». Рыболов по имени Истома заботился о своем благополучии и удаче на промысле с помощью креста и языческого заклинания. Он уже знал, что крест может придать дополнительную силу, но и от заклинания не хотел отказываться. Эта надпись — яркое свидетельство распространения христианства и грамотности в московской округе. А сами находки предположительно второй половины XIII — первой половины XIV в.

Наше путешествие в прошлое подходит к концу. Очертания деревьев, домов, образы людей – все растворяется в пространстве. Преодолевая временные круги, мы возвращаемся из тринадцатого века — одно столетие за другим. Мы стараемся запомнить каждый миг нашего путешествия, пытаемся прочувствовать всю кантилену времени, хотим окинуть единым взглядом глубину истории нашей улицы. Но время движется вперед, и мы не может остановиться. Мы вынуждены возвратиться в настоящее. Уже позади 16 и 17, и 18 век.

Века меняются, а мы стоим на Главной улице, окидываем взглядом земли Симонова монастыря, которые с 1838г. сдаются в аренду московским купцам, основавшим здесь вначале шерстопрядильную фабрику (И.М. Богомолов), с 1859г. начинают выпускаться полушерстяные и бумажные ткани (Прибылов), в начале XX века – возникает кожевенная фабрика (братья Жемочкины) и бумаго-оберточная фабрика (Я.С. Генкин).

Мы в 1884 году, где в деревне Гравороново насчитывается 43 двора с населением 261 человек, кузница, 2 трактира, 5 овощных лавок, питейное заведение. Крестьяне в основном занимаются овощеводством.

Мы возвращаемся все быстрее и быстрее. Небо чернеет, налетает сильный ветер, который с корнем вырывает деревья и срывает крыши домов. Возникает смерч. Люди в панике. Все вертится, крутится, грохочет. Кажется, что небеса разверзлись и обрушились Божьей карой. Кажется, наступил Страшный суд. Но через некоторое время все успокаивается. Небо проясняется. Жители выбираются из своих укрытий. Что же это было? А это был ураган 29 июня (16 июня) 1904 года, пронесшийся по Москве и ее окрестностям. В память о спасении жителей от урагана крестьянином П.Ф.Глуховым в том же 1904 г. в деревне Гравороново была сооружена часовня.

Вот и часовня и деревянные домишки исчезают. И деревня Грайвороново уже стала частью Москвы. И улица Главная 8 июля 1955 года переименована в Грайвороновскую улицу. И в 1960-е годы улица обрастает новым каменным орнаментом – это строится современный жилой комплекс для советских людей. Старые дома идут под снос, на их месте возникают девятиэтажные и двенадцатиэтажные красавцы. Дорога становится асфальтированной; по ней пускают маршрутные автобусы. Река Нищенка убирается в коллекторы. Над ней возникают металлические вышки линий электропередач, снабжающие район электричеством. От Грайвороновской улицы отходят два одноименный проезда. На 1-ом Грайвороновском проезде вместо кожевенной фабрики возникает «Московский Жировой Комбинат» и другие промышленные предприятия, а на 2-ом – построен светотехнический завод «Сатурн» и жилье для его работников, именуемое кварталом 90А.

Через 20, 30, 40 лет деревья, посаженные в тогда еще новом районе, становятся выше, сам район становится старше. ЛЭП убирают, на этом месте возникает скверик. Меняется третье поколение жителей района. Вместо пивной «Момент» вырастает ресторан «Дворец султана». Чтобы улучшить вид облупившимся домам, в 2010 году их отделали новой плиткой, застеклили балконы, в каждую квартиру поставили пластиковые окна.
Вот и к нашей остановке, где мы с вами находимся, подъехал бело-зеленый Икарус-гармошка, вяло открыл двери, но, не увидев желающих войти, закрыл их и медленно пополз дальше подобно огромной гусенице.

Грайвороново

Грайвороново

Солнце пригревает. Оживает воскресное утро. Отовсюду слышатся голоса. Жители выходят из своих домов и идут по делам. Они идут и не задумываются, а многие вообще не знают, по каким историческим местам они идут, на какой замечательной улице они живут, с какой многовековой историей сталкиваются каждый день, выходя из подъезда.

Что такое патриотизм? С чего начинается родина? Родина – это мой род, моя семья, знание моих корней; это земля, на которой я живу, мой дом, мой район, мой город, моя страна. Грайвороновская улица всего лишь песчинка среди огромного количества улиц Москвы, лишь крупица среди всех населенных пунктов огромной России, малюсенькая точечка на планете Земля. Но это наша Родина, и мы должны заботиться о ней, стараться сделать ее лучше, чище, благородней. Если не мы, то кто?

Игорь Журавихин