одной строкой

Игорь Еловацкий — ликвидатор Чернобыльской аварии

Житель ЮВАО, начальник отдела оповещения и информирования населения ГКУ «Пожарно-спасательный центр» делится опытом

Игорь Еловацкий - ликвидатор Чернобыльской аварии. Фото: из архива редакции Игорь Еловацкий - ликвидатор Чернобыльской аварии. Фото: из архива редакции

26 апреля 1986 года произошла крупнейшая техногенная катастрофа — авария на Чернобыльской АЭС. Взрыв реактора на атомной электростанции нанес огромный ущерб не только экономике страны и окружающей среде, но и отнял жизнь и здоровье у тысяч людей.

Прошло уже более 30 лет с момента этого события, но память о нем жива и сегодня. Своими воспоминаниями поделился один из ликвидаторов последствий той страшной аварии, житель Юго-Восточного округа, а ныне начальник отдела оповещения и информирования населения Государственного казенного учреждения города Москвы «Пожарно-спасательный центр» Игорь Анатольевич Еловацкий.

— Игорь Анатольевич, расскажите, как попали в ряды ликвидаторов аварии?
— В 1986 году проходил службу в должности командира взвода в полку гражданской обороны г. Верховцево Днепропетровской области. В ходе ротации военнослужащих в феврале 1987 года был направлен в войсковую часть 73413–2, дислоцирующуюся в 30-ти километровой зоне, на должность командира механизированной роты.
— Период пребывания в Чернобыле?
— 25.02.1987–25.05.1987.
— Что включала в себя ликвидация аварии?
— Участие в работах по дезактивации кровли и машинных залов 3, 4 энергоблоков АЭС. Максимально допустимая доза облучения установлена была в 25 рентген. Я знал, что за время задания получил 23,968 рентгена. Работали с приписным составом, призванным из запаса. Были и совсем молодые ребята, и 40-летние. Не думали об опасности или героизме, выполняли то, что приказано. Дело свое сделали честно, никто не прятался за спины других, отказников не было.
— Что больше всего поразило при ликвидации?
— Осознание того объема работы, с учетом понимания опасности, выполненной первой волной ликвидаторов при сооружении саркофага на аварийном реакторе, а также количеством сил и средств, людей привлеченных для ликвидации.
— Было желание бросить военную службу после ликвидации?
— Нет, это моя работа, мой выбор, начиная с поступления в Московское высшее командное училище дорожных и инженерных войск.
— Есть ли у Вас награды за ликвидацию?
— Непосредственно наград за ликвидацию нет, только присвоили досрочное очередное воинское звание. Наверно, самая лучшая награда-это память и забота государства. Она должна быть постоянной и не сходить на нет с годами.
— Какой урок извлекли из этой аварии?
— К сожалению, для всех нас это тот опыт, которому лучше учиться не на своих ошибках. Главное, чтобы выводы из анализа причин катастрофы легли в основу вопросов обеспечения безопасности не только атомной энергетики, но и других опасных производств.

Тяжелый период остался позади, сегодня Игоря Анатольевича окружают верные друзья, надежные коллеги и любящие близкие. Его ценят за оптимизм и веру в лучшее, за надежность и решительность.